Археологические Памятники на р. Подкаменная Тунгуска

Г. И. АНДРЕЕВ, Ю. М. ФОМИН

В результате полевых работ 1961—1963 гг., носивших разведывательный характер, в среднем течении р. Подкаменной Тунгуски были открыты первые археологические памятники 1.

В 1964 г. обследован бассейн нижнего течения р. Подкаменная Тунгуска. Дополнительные сборы материалов на поселении в пункте № 1 у поселка Байкит в среднем течении р. Подкаменная Тунгуска наряду с уже известной керамикой, украшенной отпечатками отступающей лопаточки в виде противопоставленных треугольных зон, обнаружили фрагменты сосудов, покрытых узорами, выполненными гребенчатым штампом. Как вновь обнаруженные, так и ранее известные фрагменты совершенно тождественны обломкам посуды на поселении в Чадобце на средней Ангаре.



В 1964 г. было обследовано поселение у поселка Полигус 2, которое находится в 120 км ниже по течению р. Подкаменная Тунгуска от поселка Байкит, на правом берегу реки на террасе высотой около 10 м, сложенной внизу из суглинков буро-серого цвета, мощностью около 4 м. Выше этих суглинков лежит примерно такой же толщины слой супеси бурого и желтого цвета. Все это прикрыто сверху 1—1,5-метровыми отложениями болотного типа с корневищами. Поскольку в высокую воду терраса эта заливается, а берег сложен из довольно рыхлых пород, здесь наблюдается очень быстрое разрушение террасы: за последние десятилетия размыто около 30—40 м в глубь террасы, общая ширина которой в настоящее время достигает в различных местах Полигуса от 30 до 150—200 м.

В 1963 г. здесь были собраны лишь отщепы и пластины, а в 1964 г. обнаружено довольно много различных предметов из камня и обломки керамики.

Среди каменных изделий довольно много ножей. Один из них большой, листовидный, напоминающий каменные кинжалы из серовских могил3, поломан. Сделан он из кремнистого сланца очень плохого качества и грубо обработан.



Два других ножа были значительно меньших размеров. Они близки одному из серовских ножей, обнаруженных в погребении 2 в Серово 4. Лезвия одного из них отретушированы пильчатой ретушью. Найдены и другие орудия, по-видимому, незаконченные. Одно из них — грубый остроконечник — предназначался, видимо, для изготовления крупного наконечника стрелы или дротика; другое, более массивное, служило заготовкой односторонне-выпуклого тесла, подтреугольного в сечении.

Обнаружены также два небольших конических нуклеуса, пластины и отщепы, точильный или шлифовальный камень. Из одной пластины темной ороговикованной породы сделан вкладыш. Сторона его, вставлявшаяся, видимо, в костяную обойму, покрыта притупляющей ретушью. Рабочий край не обработан, покрыт мелкими заломами и зашлифован в результате работы. Здесь найдены также небольшие обломки орудий с хорошей заполировкой.

Керамика, собранная на поселении, хотя и немногочисленна, но разнообразна. Прежде всего, это обломки сосудов, наружная поверхность которых напоминает поверхность сосудов из погребений исаковских или серовских могильников. Поверхность их покрыта сетчатыми отпечатками 5.

Имеются фрагменты, покрытые ложнотекстильными отпечатками. Эта керамика, видимо, близка керамике из Фофановского могильника на Селенге 6, а также ленской керамике, обнаруженной на оз. Ымыляхтаах7 или на р. Куллаты 8.

Очень своеобразна керамика, украшенная узкими защипными валиками, расположенными под углом друг к другу. Подобный узор на других поселениях Подкаменной Тунгуски нам пока неизвестен, но такая керамика известна на Ангаре9. Обломки сосудов, украшенные защипными валиками, обнаруженные в 1963 г. в Байките, отличаются тем, что там защипные валики расположены горизонтальными рядами один под другим 10.

Следующим пунктом, где в 1964 г. производилось обследование, был поселок Коченята, расположенный километрах в 50 ниже по течению Подкаменной Тунгуски, на левом берегу реки. Остатки поселения обнаружены чуть ниже устья р. Дягдагли, на высокой террасе (до 10—11 м), заливаемой в большую воду.

Культурный слой с остатками обожженного песка и угольками залегал з слое однородной серовато-бурой супеси на глубине около 1,7 м 11; довольно беден находками. В нем найдены лишь обломки керамики двух типов. Одни фрагменты украшены подтреугольными отпечатками гребенчатого штампа. Оттиски эти расположены довольно далеко друг от друга. Венчики от этих сосудов скошены наружу и украшены оттисками мелкой гребенки, поставленной наискось по отношению к краю венчика. Другие обломки (часть их принадлежала, видимо, одному сосуду) украшены овальними отпечатками гребенчатого штампа. Воя керамика из Коченят довольно тонкостенна и хорошо обожжена.

Керамика второго типа представлена обломками сосудов, орнаментированных невысокими защипными валиками, располагавшимися на сосуде горизонтально один под другим. Орнамент этот был широко распространен в Прибайкалье12, на Лене13 и верхнем Вилюе14 в эпоху поздней бронзы и раннего железного века.

Керамика первого типа близка, видимо, одной из групп керамики из поселения Сургутиха, расположенного выше устья реки того же наименования (левого притока Енисея) 15, а также керамике, найденной у Жиганска на Лене 16.

В 1964 г. было произведено обследование еще одного поселения, расположенного в устье Подкаменной Тунгуски, на правом берегу реки, близ поселка того же наименования 17.

Поселение расположено на террасе высотой около 9 м, которая имеет здесь примерно то же строение, что и в Коченятах. Поселение сравнительно хорошей сохранности, оно не разрушается так быстро, как в Усть-Камо, Байките или Полигусе. Это создает возможности для его дальнейших раскопок. Сравнительно небольшое количество находок, видимо, объясняется слабой разрушенностью берега.

Из каменных орудий заслуживают внимания небольшое подчетырехугольное в сечении тесло из серого кремнистого сланца и конический одноплощадочный нуклеус; найдены также пластины и отщепы.

Керамика, собранная в 1964 г., значительно отличается от керамики, обнаруженной здесь в 1958 г. Р. В. Николаевым.

В 1964 г. совершенно не найдено фрагментов с прочерченными узорами 18, а также сосудов с «личиночным» орнаментом 19. Зато здесь обнаружены фрагменты сосудов, поверхность которых покрыта сетчатыми отпечатками. Эта керамика совершенно тождественна одной из групп керамики Полигуса. Кроме того, имеются обломки сосуда с прямым венчиком, украшенного гребенчатым орнаментом и небольшими, попарно расположенными неглубокими ямками. Такой орнамент нам неизвестен пока ни на одном из поселений Подкаменной Тунгуски.

Находки 1961—1964 гг., обнаруженные на различных поселениях Подкаменной Тунгуски, позволяют уже теперь высказать некоторые предварительные соображения.

Прежде всего они свидетельствуют об определенном сходстве в чертах материальной культуры племен, населявших бассейн р. Подкаменная Тунгуска, с населением, жившим южнее, т. е. в бассейне среднего течения Ангары. Об этом говорит тождественность ряда материалов из поселения в Байките (пункт № 1) на Подкаменной Тунгуске и материалов из поселка Чадобец на средней Ангаре.

То же можно сказать при сравнении с материалами из Прибайкалья и Лены. Об этом свидетельствуют фрагменты сосудов с защипными валиками в Байките, Полигусе, Коченятах, керамика с ложнотекстильным узором в Полигусе и Байките и ряд общих черт в каменном инвентаре этих областей.

Пока, к сожалению, еще не известны погребения племен, живших на Подкаменной Тунгуске. Это в значительной степени затрудняет решение вопроса об антропологическом типе населения.

Следует указать, что в настоящее время уже назрела необходимость от случайных сборов и разведок переходить к систематическому изучению бассейна р. Подкаменная Тунгуска и других притоков Енисея, впадающих в него справа (Ангара, Нижняя Тунгуска, Курейка и др.).

1 Г. И. Андреев, Ю. М. Фомин, П. П. Пашкин. Неолитические поселения Подкаменной Тунгуски.— СA, 1965, № 3; Г. И. Андреев. Ю. М. Фомин. Археологические разведки по среднему течению р. Подкаменная Тунгуска.— КСИА, вып. 101, 1964, стр. 94—96; Г. И. Андреев, П. П. Пашкин. Первые археологические находки в бассейне верхнего течения р. Чуни.— Там же, стр. 99—101.

2 Поселение открыто в 1963 г. охотником Т. И. Старкопфом, собранный им материал передан в ИА АН СССР.

3 А. П. Окладников. Неолит и бронзовый век Прибайкалья, ч. I—II.— МИА, № 18, 1950, рис. 63.

4 А. П. Окладников. Неолит и бронзовый век Прибайкалья, ч. I — II.— МИА, № 18, 1950, стр. 197, рис. 40, нижний ряд, слева.

5 А. П. Окладников. Указ. соч., рис. 20, 21, 48, 49.

6 А. П. Окладников. Неолит и бронзовый век Прибайкалья, ч. III.— МИА, № 43, 1955. стр. 199, рис. 89.

7 А. П. Окладников. Якутия до присоединения к русскому государству. М.— Л., 1955, стр. 95. рис. 27.

8 Там же, стр. 147, рис. 46.

9 А. П. Окладников. Погребение бронзового века в Ангарской тайге.—

КСИИМК, вып. VIII, 1940, стр. 109.

10 Г. И. Андреев и Ю. М. Фомин. Указ. соч., стр. 96, рис. 27, 3, 8.

11 Очень интересно, что в Байките, в пункте 3, где были зафиксированы остатки культурных слоев in situ, они также располагались на глубине 1,75 м. Что это — случайное совпадение или определенная закономерность? (см. Г. А. Андреев и Ю. М Фомин. Указ. соч., стр. 95).

12 А. П. Окладников. Погребение бронзового века в Ангарской тайге, стр. 109.

13 А. П. Окладников. Ленские древности, вып. 2. Якутск, 1946, табл. XVI, 5; табл. XX, 8.

14 С. А. Федосеева. Древние культуры Верхнего Вилюя. Автореферат канд. дисс. Новосибирск, 1965, стр. 20.

15 Р. В. Николаев. Материалы к археологической карте севера Красноярского края.— Материалы и исследования по археологии, этнографии и истории Красноярского края. Красноярск, 1963, стр. 127, 128, табл. 1; стр. 129, табл. 3, 1, 6.

16 А. П. Окладников. Якутия до присоединения..., стр. 117, рис. 34, 11; Р. В. Николаев. Указ. соч., стр. 130. Однако материалы этих сборов не идентичны нашему.

17 Возможно, это поселение обследовалось ранее А. Я. Тугариновым и Р. В. Николаевым.

18 Р. В. Николаев. Указ. соч., табл. 4, рис. 9, 10.

19 По терминологии Р. В. Николаева. Видимо, речь идет об узоре, характерном для первого типа керамики из Коченят.

Массаж эротическая. Видео массаж nor-amore4men.ru.